• 16:00 – Если вы еще верите в молдавскую юстицию, значит, она до вас еще не добралась: чем больше взятка, тем меньше срок за нее 
  • 15:45 – Пока еще не поздно: молдавские врачи детской больницы на своем примере показали, что нужно вакцинироваться от гриппа 
  • 15:30 – Медицинский полис. Монополия в системе медстрахования 
  • 15:15 – Спортивный комплекс Arena Chisinau будет сдан в эксплуатацию в конце апреля 

Кто украл деньги, выделенные на программу НАТО «Партнерство во имя мира»?

  • 15.11.2019, 14:30,
  • Общество / Происшествия
  • 8 688
  • 0
Кто украл деньги, выделенные на программу НАТО «Партнерство во имя мира»?

«Больше уже не секретно: не вывезенные ядохимикаты способны разрушить генофонд страны», - говорит Владислав Мельник, администратор АО «Фертилитате» Фалештского района

В ходе вывоза из Молдовы токсичных веществ в рамках программы НАТО «Партнерство во имя мира» из страны эвакуировали 20 тысяч килограммов цианистого калия, упакованных в шестикилограммовые канистры. Этого хватит, чтобы отравить всю Европу. Факт прозвучал на совещании с экологами председателя постоянной комиссии парламента по публичному управлению, экологии и развитию территории Виолеты Иванов. Весь ли цианистый калий вывезен? О том, что на складах токсичных веществ нет охраны и они в аварийном состоянии, сообщил депутат Кирилл Моцпан. Обнародованная им информация скрывалась в правительственных документах под грифом «секретно». Призыв председателя парламентской комиссии по национальной безопасности, обороне и общественному порядку срочно принять меры поддержал администратор АО «Фертилитате» Фалештского района Владислав Мельник. На складе предприятия до сих хранятся остатки ядохимикатов, которые должны были вывезти в рамках программы НАТО «Партнерство во имя мира». Мельник считает: дело о вывозе из Молдовы токсичных отходов обязательно должно быть расследовано прокуратурой, а виновные - понести ответственность. Вот его рассказ.

 

Откуда столько пестицидов 

- В советские времена существовали агропромышленные комплексы, и, как во всем мире, интенсивное земледелие требовало удобрений для полей и защиты растений от вредителей. Тогда-то и возникла необходимость в такой организации, как «Молдсельхозхимия». У нее были две основные задачи: сохранение земель, повышение урожая и борьба с вредителями.

Заказ сельхозпредприятиями удобрений и ядохимикатов шел через совет колхозов. Как правило, правительство СССР всегда шло навстречу нашей республике и все  ее просьбы выполняло: это было под контролем Л.И.Брежнева.

Как все происходило? К примеру, колхозу «Путь Ильича» требовалось сто тонн ядохимикатов, но он просил двести, предполагая, что заказ могут урезать. Давали все двести, и постепенно излишки стали собираться на складах. В результате их накопилось примерно 2 тысячи тонн.

В 1990 году, когда Союз развалился, появился приказ о расформировании «Молдсельхозхимии». Были созданы новые предприятия, а старое приказало долго жить, поскольку в землю начали вбивать колышки,  и она вся была поделена между собственниками.  Защита растений осталась за государством, но все складские помещения были очень быстро приватизированы. 

Никто не хотел иметь бомбу замедленного действия у себя под боком

- Закономерно возник вопрос: а что делать с хранящимися на складах просроченными ядохимикатами? И тогда появилось постановление правительства Молдовы от 2002 года. Был принят план мероприятий, и первым пунктом значилось создание межведомственной комиссии. Представители профильных министерств должны были потребовать от местных властей, чтобы те подобрали подходящие складские помещения, куда можно было бы свозить ядохимикаты со всей страны.

Первоначально предполагалось организовать три склада, один из которых - в Резине. Но местные жители взбунтовались, и тогда решили раздать всем сестрам по серьгам: организовать по одному складу в каждом районе. Местная власть по приказу свыше взялась подыскивать подходящие помещения. Но сделать это нужно было по закону. У склада должен быть паспорт соответствия, специальные разрешительные документы, прежде нужно было сделать экологическую экспертизу с объективной оценкой местности, чего нигде сделано не было. С местной властью не посчитались, ее представителей даже не включили в состав межведомственной комиссии. Тем не менее, именно местные власти были ответственны за выполнение этих работ.

Председатель комиссии Вероника Тертя, чиновница министерства сельского хозяйства, после изучения комиссией предоставленных районами складских помещений должна была организовать сбор отходов ядохимикатов. Сегодня комиссия отнекивается: мол, не мы выбирали складские помещения, нам их предоставила местная власть. Однако не надо лукавить, господа. По этому плану министерство экологии напрямую обязано было этим вопросом заниматься.  И в соответствии с решением правительства  каждые три месяца  комиссия должна была предоставлять министерству сельского хозяйства отчет о ходе выполняемых работ. А оно, в свою очередь, должно было информировать по всем возникающим вопросам правительство и соответственно их решать. 

 

Чревато взрывом

- То есть в каждом селе, где есть склады, специалисты должны были брать анализы почвы, воздуха и т.д., поскольку отравляющие вещества на складах не просто ядовиты. Каждый из составляющих их элементов - азот и прочее – являются составными частями при производстве взрывчатых веществ. 

В связи с этим  еще при советской власти был разработан регламент складирования ядохимикатов по классам, чтобы эти вещества нигде не встретились и не могли сдетонировать. Именно по этой причине после инвентаризации согласно регламенту ядохимикаты необходимо было складировать по разным типам в мешках или бочках либо другим способом, размещая на складах, имеющих соответствующую авторизацию на хранение.

Этих разрешительных документов - с ответственностью могу утверждать, поскольку общался с коллегами из других районов, - ни у кого не было. Как не было и паспортов на каждый склад. И экологической экспертизы – тоже. Но есть еще один критерий: уровень токсичности ядохимикатов. Уровней всего пять, нигде они определены не были, хотя после инвентаризации их должны были определить для каждого склада (сколько чего на каждом находится), внести в паспорт и складировать в соответствии с требованиями безопасности. 

 

Собственников складов не спросили

- Первые документы, которые я нашел в своем кабинете при вступлении в должность руководителя АО «Фертилитате», были связаны с подготовкой склада, их оставил мой предшественник: это был приказ районного представителя по ЧС, он же председатель района, а также список с составом комиссии. Но почему этим занималась районная комиссия по чрезвычайным ситуациям? Разве не правительственная комиссия должна была издать приказ о создании районной комиссии, чтобы та впредь отчитывалась перед вышестоящей организацией? Нет, заставили председателя района!

Следующий документ – акт о приемке склада. Комиссия пришла, посмотрела, решила, что склад АО «Фертилитате» подходит для складирования ядохимикатов. При этом никто не учел, что собственником этих складов было уже не государство - акционерное общество. А хозяина даже не спросили. Более того: в созданную районную комиссию представитель собственника склада не вошел. И нет законного обоснования решения о занятии склада: паспорта, экологической экспертизы, авторизации. Также нет договора об аренде и договора об охране. Более того: в документах речь идет о «неизвестных» отходах. Но это нонсенс - при проведенной экспертизе комиссия обязана была знать, с чем имеет дело.

Ядохимикаты мы все же приняли. После этого МВД должно было поставить военизированную охрану - об этом говорит последний пункт решения правительства. Но на деле получилось иначе.

После передачи акта о принятии на хранение ядохимикатов последовал приказ председателя комиссии о недопущении на складе очагов пожара и воровства и о вводе режима круглосуточной охраны. То есть районная комиссия возложила на АО «Фертилитате» то, что возлагать не должна была.  Потому что с 2008 года и до вывоза токсичных отходов из страны охрану складов должно было осуществлять вместе с местной властью министерство внутренних дел, у которого на то есть служба охраны.

 

Деньги были… и пропали

- Третьим пунктом правительственного решения было предусмотрено проведение лабораторных анализов и составление сметы затрат для переупаковки остатков ядохимикатов и их транспортировки. Эту смету комиссия предоставила руководителям проекта НАТО «Партнерство во имя мира». Деньги на его реализацию были переданы министерству обороны. А точнее, главному менеджеру проекта, полковнику молдавской армии Марианне Грама. А далее комиссия занялась… оптимизацией затрат. То есть попросту экономией на определенных этапах работ.

В отчетах - все по плану, комар носа не подточит. На деле же приехали солдаты в защитной форме, погрузили ядохимикаты со всех сельских складов в машины и свалили как попало на территории общего склада в Хитрешть. Хотя раз в триместр  представители трех министерств, вошедших в правительственную комиссию, должны были инспектировать эти общие склады и составлять отчеты для спонсоров проекта. Ведь не может быть так, чтобы проект был, а отчетов не было, рассудил я. И сделал запросы в эти министерства. Вот, мол, есть постановление правительства, пришлите мне, пожалуйста, копию отчета согласно этому документу. 

Ложь во имя наживы?

- Из минобороны мне ответили: никаких отчетов нет, все процедуры были проделаны международными экспертами по принятым стандартам, отклонений нет. Из МВД такой же ответ.

Обращаюсь в министерство экологии, где говорю о том, что при проведении работ и до сего дня были нарушены определенные законы и перечисляю, какие. Также прошу провести экологическую экспертизу на площадях, которые были задействованы для хранения ядохимикатов. Ответа нет.

Пишу второе письмо. Наконец, получаю ответ, в котором говорится, что в соответствии с действующим законодательством экологическая экспертиза проводится… лишь при строительстве новых объектов(!), а для работы с проектом НАТО экспертиза не нужна. То есть свозим тысячи тонн ядохимикатов со всей республики в общие складские помещения – а экспертиза этих помещений не нужна?

Еще уточнили: «Министерство не выдает паспорта для складских помещений и не выдает других документов, кроме тех, которые указаны при новом строительстве». То есть, грубо говоря, у них одна-единственная задача: собирать деньги с экономических агентов, все остальное их не интересует.

Более того, автор отписки – а это чистой воды отписка – отсылает меня к минздраву, который занимается авторизацией продуктовых складов, а не складов ядохимикатов. А ведь речь идет не о просроченных продуктах, которыми занимается ANSA, а о токсичных отходах, которые требуют другого подхода. Но министерство это не интересует. Мои претензии к нему были восприняты как необоснованные.

Под отпиской стоит подпись: министр Валериу Мунтяну. И дата: 19 декабря 2017 года. Вот реальное отношение чиновников к здоровью людей!

Но я не сдаюсь, опять пишу и прошу копии документов, послуживших основанием для переупаковки и вывоза ядохимикатов. Наконец, получаю ответ, в котором говорится, что наш склад в Хитрешть получил в свое время авторизацию для хранения ядохимикатов. Но это ложь. На самом деле это была авторизация для хранения удобрений. И то они могли храниться там не более суток – для последующего распределения по колхозам. А центральный склад для ядохимикатов находился совсем в другом месте, не на этой территории. Так было заведено по всей стране: отдельно химикаты, отдельно – удобрения.

Кроме того, в документе приводится неточная цифра с количеством складированных ядохимикатов. Министр утверждает, что на территории нашего склада их хранилось 3 тонны 400 кг, в то время когда у нас их было 12 тонн. Откуда министр взял эту цифру, один Бог знает. Но, как говорится, бумага все стерпит. 

Крыши нет – но крыша есть

- Но и это еще не все. В июле 2017 года, когда в результате урагана сорвало часть крыши складского помещения, я обратился к местной власти с просьбой принять меры, поскольку из-за течи могли пострадать хранящиеся там токсичные отходы. У меня самого доступа в складское помещение не было.

Комиссия обследовала объект и констатировала: на самом деле крыша хорошая, лишь ветром сорвало два листа шифера, однако угрозы бочкам с фитосанитарными средствами это не представляет, складское помещение сухое, утечек не имеется. 

А на самом деле течь, конечно же, была. Об этом можно судить по акту, в котором менеджер программы НАТО «Партнерство во имя мира» с молдавской стороны г-жа Грама несколькими месяцами ранее отчиталась перед  руководителем проекта, сообщив о том, что в 2016 году с нашего склада были вывезены 15 контейнеров и 74 пластиковых бочки в село Буджак Комратского района – в связи с проникновением дождевой воды в бочки с ядохимикатами, и они требуют переупаковки в металлические контейнеры, которыми Фалештский район в данный момент не располагает. 

При освобождении складского помещения в Хитрешть та же ложь: «Работы военными проведены полностью, замечаний нет». Документ подписал администратор села, районные специалисты. А я не подписал. Потому что претензии у меня есть: со складских помещений вывезено не все. И я не могу отвечать за то, что там еще осталось. Бочки с ядохимикатами могут быть украдены или подожжены, и тогда экологической катастрофы не избежать.

К тому же постановлением правительства предусмотрено, что склады предприятию нужно возвращать чистые, после дезактивации. А заниматься этим никто не хочет - деньги, полученные на проект, уже потрачены. 

А Павел Филип промолчал

Но живы и здравствуют люди, работавшие в проекте. И, может быть, они занимают сегодня хорошие посты. Вот с них и надо спросить, что они сделали с деньгами, которые сэкономили на проекте и на здоровье людей.

В прошлом году я обратился в парламентскую комиссию по экологии, попросил депутатов выяснить и ответить людям, насколько это место в Хитрешть является источником загрязнения. Депутаты выехали на место, составили акт. В нем говорится, что складское помещение, где хранятся  остатки ядовитых отходов, в плачевном состоянии. Полы в темных пятнах, невыносимый запах, бочки со следами коррозии. Крыша прохудилась, во время дождей водяные потоки стекают на землю. Есть риск загрязнения окружающей среды ядохимикатами! А также  был отмечен тот момент, что складские помещения не обеспечены военизированной  охраной со стороны МВД. 

Комиссия по экологии обратилась с письмом к премьер-министру Павлу Филипу. Однако ответа ни от него, ни от других чиновников из правительства не последовало.  А проблема осталась. 

Если ты такой умный, найдется на тебя управа

- А я решил не сдаваться. В данный момент у меня три судебные тяжбы с государством. Но мне не хотелось бы акцентировать внимание читателей на своих претензиях к государству. Я хочу лишь обратить внимание правительственных чиновников на проблему, которая имеет общий для всех районов характер. Не все же предприниматели такие дотошные, как я.

А государственные органы в ответ стали на меня давить. Не только на меня, но и на бывшего директора. Они обрушили на нас проверки контролирующих и финансовых органов.

Даже СИБ занимался мной. Потому что брат министра Валериу Мунтяну был заместителем директора этой службы в Молдове. И вместе они контролировали ситуацию, чтобы, не дай Бог, кто-нибудь не добрался до их схемы по отмыванию денег на натовском проекте.

Отсюда давление на меня посредством разных проверок. И разного рода инсинуации. Например, в одном из документов районной комиссии утверждается, что излишки ядохимикатов в складском помещении якобы организованы самим Мельником, то есть, мной, и нужно, чтобы этим занялась прокуратура. 

На предприятие наложили огромные штрафы. Сейчас на основании этих штрафов хотят объявить предприятие банкротом, чтобы избавиться от проблемы. Но я сказал им: «Проблема есть. И проблема эта не финансового порядка. Это, прежде всего, нерешенная экологическая  проблема. Потому что исчезнет предприятие, но вода в округе от этого не станет лучше, люди от этого болеть не перестанут». 

«Забытые» ядохимикаты

- После освобождения складов бывших колхозов и совхозов от ядохимикатов по правительственному постановлению должны были провести работы по дезактивации помещений. Однако ни в одном из районов страны это не делалось.

Куда пошли выделенные на это деньги?  Те, кто в теме, знает, что посредниками в проекте были различные неправительственные организации, через которые, скорее всего, и отмывались средства.  Отсутствие денег на этапе дезактивации ядохимикатов означало отсутствие работ по окончательной очистке  и обработке помещений от их следов. Если бы этот прием проводился, то ответственные чиновники увидели бы, что на самом деле не все токсичные отходы были вывезены из страны.

Однако на бумаге проект доведен до конца. Ядохимикаты централизованно - в соответствии с требованиями перевозки - отправлены в основном в  Польшу, где далее ими должны были заняться профессионалы. А сельчане остались один на один с бедой. Потому что, покидая населенные пункты, специалисты должны были сделать картографическую экспертизу и отметить места, где в земле еще оставались ядохимикаты, чего сделано не было.  И не были взяты анализы земли, воздуха в тех местах, где были обнаружены следы ядов.

Сегодня в этих местах пасется скот. Водой из колодцев – кто, когда брал ее на анализ? – пользуются сельчане, поливают огороды. Основной склад в Хитрешть, где до сих пор еще хранятся недовывезенные остатки ядохимикатов, расположен за околицей, на возвышенности. В дождливую погоду вода стекает с холма вниз, к огородам и полям. Она течет и в помещение склада через дырявую крышу. Но до чиновников, занятых в проекте, сегодня не достучаться. Да и некому стучать. Из 2000 человек населения в Хитрешть осталось около 700, треть из них старики, не выходящие из дома. Остальные уехали из этого отравленного, обреченного места.

Записала Мария БУИНЧУК


Источник: Vedomosti.md
рейтинг: 
doctorneurolog.md
Оставить комментарий
  • Сегодня
  • Читаемое
  • Комментируют
  Источник курса: cursbnm.md
Мы в соцсетях
  • ОK.ru
  • Facebook
  • Twitter
 
 
Новости в Молдове - Ştiri în Moldova
Общедоступная group · 1 239 участников
Присоединиться к группе
В группе "Новости в Молдове - Ştiri în Moldova" публикуется все новости Молдовы и в Мире. Приглашайте в группу своих друзей из Facebook, Делайте свои ...