• 16:00 – Николай Стариков: Президент Молдавии готовится к войне с Приднестровьем 
  • 15:45 – ANSP: 270 человек отравились грибами, среди них 61 ребенок 
  • 15:30 – Эксперт: Говорить о «реанимации» молдавской внешней политики пока преждевременно 
  • 15:15 – Приднестровье превращается в однопартийную республику 

Тест на выявление нового типа коронавируса: Когда он может показать ложный результат

  • 10.08.2020, 11:45,
  • Общество / Аналитика / Здоровье
  • 280
  • 0
Тест на выявление нового типа коронавируса: Когда он может показать ложный результат

В большинстве случаев тест на выявление наличия вируса SARS-CoV-2, нового типа коронавируса, который вызывает болезнь COVID-19, может продемонстрировать ложный результат в тех случаях, когда лицо, у которого были собраны биологические материалы, не следовало определенным рекомендациям или допускались ошибки в процессе сбора и транспортировки образцов, утверждают специалисты.

В контексте, когда в публичном пространстве появилась информация о качестве тестов, некоторые говорят об опыте, например, что в один день тест показал один результат, а на следующий день – другой, ZdG побеседовала с представителями некоторых лабораторий о достоверности результатов.

Начальница Управления лабораторной диагностики общественного здравоохранения Национального агентства общественного здравоохранения (НАОЗ) Алла Халаку утверждает, что тесты, которые они используют, работают хорошо.

«В целом партии тестов, которые мы получаем различными способами: либо посредством аукционов, либо пожертвованные, – сопровождаются сертификатами, которые регистрируются в стране происхождения, где они производятся. И у них есть производительность, есть характеристики производительности тестов, с которыми ведется работа. Сейчас у нас есть комплекты усиления с очень хорошей производительностью, потому что они позволяют нам обнаружить не менее 10 копий на реакцию или 100 копий на миллилитр биологического образца, который берется в работу», – утоячняет она.

Халаку отмечает, что результаты, которые отличаются ото дня на день, «не зависят от производительности тестов, но от многих других факторов, которые могут повлиять на результаты выборок, и эти ошибки допускаются в период отбора, хранения, транспортировки проб».

Факторы, которые могут повлиять на результат теста

Таким образом, представительница НАОЗ перечисляет несколько факторов, которые могут повлиять на результат:

  • вирусная концентрация, которая попадает в биологический образец и которую мы обнаруживаем;
  • время, в течение которого он транспортировался, с момента его взятия до отправки в лабораторию: где он находился, сколько часов, в условиях холодильника или в других условиях, перевозился с элементами охлаждения или нет, контейнеры, в которые был помещен образец, хранились должным образом, не подвергались воздействию световых лучей или другим факторам, которые могут влиять на окружающую среду;
  • насколько правильно был взят образец, какая вирусная концентрация была в пробе, поскольку существуют правила забора проб;
  • как пациент обрабатывал рот, глотку, полоскал ли он ее, чистил ли он зубы, принимал лекарства или другие препараты;
  • в каком часу был взят образец, после еды ли, соблюдено ли правило утреннего забора натощак.

«Мы не даем результат, пока у нас нет всех свидетелей, которые следуют инструкциям»

Свидетель – эталонный образец.

«Есть очень много факторов, которые на 60-70% зависят от стадии предварительной обработки, т.е. от взятия проб до поступления в лабораторию. У нас в лаборатории, когда мы получаем образцы, есть некоторые критериев отбора, приемки или отклонения образцов, и в рамках этих возможных моментов мы можем обнаружить, оценить, проанализировать этот образец: был ли он взят правильно, не пролился ли он, был ли привезен в упаковке, требуемой регламентами. Эти моменты могут быть обнаружены только из того, что мы видим и что написано, но не всегда то, что написано, соблюдается.

В лаборатории, чтобы увидеть, достоверны ли результаты, мы ставим свидетелей, контроль, у нас есть внутренний контроль, который определяет, были ли факторы, могущие воспрепятствовать реакции и дать ложноотрицательный или ложноположительный результат. Из лаборатории не выдаются ложноположительные или ложноотрицательные результаты, они тестируются до тех пор, пока не появится достоверный результат, по крайней мере, в пределах тех эксплуатационных характеристик, которые доказаны и представлены производителем. Если мы получаем результат, не прошедший внутренний контроль, как свидетель, мы смотрим, если реакция правильно прошла все этапы, у нас есть проверки на этапе извлечения, когда мы изолируем нуклеиновые кислоты, вирусную РНК коронавируса, и у нас есть проверки, когда мы делаем усиление нуклеиновых кислот и оцениваем реакцию только в том случае, если все проверки, свидетели, в том числе внутренние проверки, в том числе человеческий ген, находятся в биологическом образце, и мы обнаруживаем его параллельно с вирусом, если он есть. Это доказывает нам, что у нас есть биологический материал, и в период проведения реакции не было никаких факторов, которые ингибировали бы реакцию, у нас есть достоверный результат.

Когда у нас нет этой внутренней проверки, она не прошла хорошо, мы снова повторяем образец в лаборатории. Если и тогда он не проходит, то мы просим пациента предоставить второй образец, на базе которого дается результат. Мы не даем результат, пока у нас не будет всех свидетелей согласно инструкциям. Мы не выпускаем такой результат», – пкцентирует Халаку.

По ее словам, статистики количества тестов с ложноотрицательными или ложноположительными результатами нет, так как практически не ведется отчетность, такие результаты не выдаются.

В то же время, Алла Халаку утверждает, что чувствительность тестов составляет около 95%, что характерно для тестовых комплектов, которые поступают от производителей. «И это для всех видов инфекций, все комплекты», – добавляет она.

В то же время представительница НАОЗ уточняет, что “если пациент сегодня принимает антибиотики или антивирусные препараты, он может ингибировать, вирус не обнаруживается. На тот момент глотка обработана, другие полощут рот с теми или иными веществами, например, водой с солью или йодом, прежде чем сдавать образцы”.

«Если они взяты правильно и как написано, образцы должны быть достоверными, но когда некоторые правила забора не соблюдаются, и насколько хорошо он доехал, образец берется из глотки. Насколько хорошо он дойдет, зависит от ответственности людей, которые берут образец. В литературе так и пишут – на 60-70% результат зависит от факторов, имеющих место в период сбора и хранения образцов.

В то же время может быть еще один фактор, зависящий от белковой структуры микроорганизмов, потому что в полости рта у нас огромное количество микроорганизмов. Пациент может быть носителем других инфекций, таких как стафилококк, стрептококк, не являющихся патогенными, или других вирусов, к которым у пациента уже есть иммунитет, и он не заболевает. Когда это аналогичная структура белка, может быть слабый положительный результат, из-за которой у нас могут быть эти упущенные 5%. По причине аналогичной белковой структуры, она может повлиять на результат”, – заключила глава Управления лабораторной диагностики общественного здравоохранения НАОЗ для ZdG.

Сильвия Моргоч, директор по медицинской части лаборатории «Invitro Diagnostics», уточняет, что два теста не могут быть сопоставимы, если были взяты с разницей более двух часов. По ее словам, сопоставимы два теста, взятые у одного и того же человека одним и тем же лицом, одним и тем же лицом методом, транспортированные в разные лаборатории в одних и тех же условиях.

«Если лицо сдало тест, и он вышел отрицательным, а затем он контактировал с кем-то инфицированным, на следующий день он может показать положительный результат»

«Сам метод, с помощью которого берутся тесты из носоглотки, называется «real-time PCR», то есть в режиме реального времени. Если человек вышел из лаборатории, отправился в место, где контактировал с инфицированным лицом, то на следующий день вирус может присутствовать и наоборот – если сегодня у человека была довольно слабая вирусная нагрузка, но которая была определена реагентами, завтра она может уже не присутствовать, потому что иммунная система работает непрерывно, есть разного рода факторы, которые влияют – например, если он вымыл нос лучше и на следующий день приходит, чтобы пройти тест, он может быть отрицательным. Такие случаи бывают», – сказала она.

Моргоч говорит, что трудно составить статистику относительно достоверности результатов, но «редко имели место случаи, когда были расхождения в результатах».

Загрязненные образцы

«Существует еще один элемент, называемый загрязнением образцов. Например, если у нас больше образцов, контейнеры с биологическим материалом, и они не перевозятся правильно, не ставятся отдельно, от крышки другие элементы могут заразиться и другие образцы. И тогда мы говорим о ложноположительных образцах, например. Ложноотрицательные случаются редко. Вот почему так важна транспортировка образцов. Сбор проб должен осуществляться одним и тем же лицом и перевозиться в одинаковых условиях», – утверждает представительница частной лаборатории.

Что касается некоторых видеофрагментов с инфицированными тестами, она отметила: «Для сбора биологического материала на COVID-19 мы используем следующие элементы: два стерильных стержня, которые выглядят как ватные палочки, они стерильны, упакованы по одному и постоянно использовались в лаборатории для сбора всякого вида образцов. Стержни вставляются в нос и горло и помещаются в контейнер, который содержит муколитическую среду, чтобы лучше сохранить материал, и рвутся на уровне горлышка этого маленького контейнера, и транспортируются в лабораторию. Материал для забора проб является стерильным, общим для других анализов, а не только на COVID-19, реагенты чувствительны строго к COVID-19».

По ее словам, тесты хорошие и имеют очень высокую точность – 98-99%, лаборатория закупает их в Германии, Италии, Российской Федерации, в зависимости от наличия, а «большая доля ошибок связана с периодом до попадания в лабораторию».

«Большинство ошибок происходит в момент забора или во время транспортировки, а также зависит от подготовки пациента. Если пациент приходит утром и уже ел, пил, чистил зубы, курил, но говорит, что он этого не делал, он сам снижается его точность. Существует высокий риск того, что вымывается количество вирусов. Тем не менее, сам метод забора имеет важное значение. Проба берется глубоко, из носоглотки, доступ куда довольно затруднен. Пациенты, которые ходят в другие места, говорят, что берут только из глотки, у нас – и из носа, и из глотки, потому что в носоглотку, в нос тяжелее поступают жидкости, чтобы сказать, что произошел эффект вспышки («flashout»). Очень важно, как бралась проба», – утверждает она.

Сильвия Моргоч рассказала ZdG о случае, когда пациент «был госпитализирован, сдавал тесты в НАОЗ, и они получались положительными, пришел к нам, сдал тест на выборку и принес нам образец, который получился отрицательным. Ясно, что возник скандал. В данном случае мы не смогли гарантировать точность результата у нас, потому что было подозрение, в том числе со стороны специалистов лаборатории НАОЗ, что пациент сфальсифицировал тест у нас».

Этот случай привел к тому, что лаборатория перестала продавать наборы для внешнего забора проб.

«Учитывая, что пациенты платят, мы считаем всех добросовестными, потому что тест недешевый, и мы не знаем, каков смысл в том, чтобы обмануть или не получить правильный результат», – говорит она.

Директор по медицинской части конкретизирует, что в рамках лаборатории все образцы делаются в течение одного и того же дня, ни один не оставляется на следующий день, потому что «качество биологического материала очень важно».

Александр Мереуцэ, вице-директор по медицинской части медицинской лаборатории «Alfa Diagnostica», заявил, что биологический материал из носоглотки собирается для выявления вируса, а тесты имеют «отличные характеристики», их закупают «в том числе из Германии».

По его словам, могут быть ошибки на этапе забора биоматериала, с извлечением РНК, усилением, «на любом этапе может быть ошибка», «очень редко, но это случается».

«Мы можем обнаружить РНК вируса в 63% случаев»

«Если у нас есть, например, 100 пациентов с COVID-19, методом PCR мы можем обнаружить РНК вируса только в 63% случаев. Именно поэтому также рекомендуется добавлять иммуноглобулин или антитела класса М. Это очень сложная проблема для диагностики вируса SARS-CoV-2. Зависит от вирусной нагрузки, иногда у пациентов она очень слабая и ее трудно обнаружить в маленьких количествах. Есть методы с очень высокой чувствительностью, например, мы используем реагенты с чувствительностью 500 копий, у нас 250 копий на миллилитр, но в мире есть по 100 копий, 50 копий на миллилитр», – заключил он.

Николетта БРАГИШ 

Источник: Zdg.md
рейтинг: 
doctorneurolog.md
Оставить комментарий
  • Сегодня
  • Читаемое
  • Комментируют
  Источник курса: cursbnm.md