• 10:00 – Рейдман: Депутаты из Pro Moldova станут антагонистами большинства 
  • 09:45 – Могылдя: Феномен подвоза избирателей на участки приобретает больший масштаб 
  • 09:30 – Кику: КС затягивает реформу системы правосудия 
  • 09:15 – Крачун: Гагаузы поддерживают ту власть, которая находит с ними общий язык 

Президентские выборы как угроза государственности страны

  • 21.09.2020, 15:00,
  • Политика
  • 393
  • 0
Президентские выборы как угроза государственности страны

Вслед за Белоруссией потрясения могут охватить Молдавию

В Молдавии 1 ноября должны состояться выборы президента. Регистрация кандидатов идет полным ходом. Ожидается, что в этом забеге примут участие около 10 претендентов на президентское кресло. Однако фавориты известны заранее. Это лидер правой оппозиционной партии «Действие и солидарность» (PAS) Майя Санду и глава государства, неофициальный лидер Партии социалистов Республики Молдова (ПСРМ) Игорь Додон. Именно они должны выйти во второй тур выборов, который может состояться 15 ноября.

По мере приближения даты выборов напряжение возрастает. Санду уже заявила, что Додон может выиграть только при помощи фальсификаций. На улицах Кишинева появились билборды с выразительным текстом: «Он думает, что и выборы может украсть».

За 30 лет в ходе разнообразных выборов – местных, парламентских, президентских – симпатии населения распределялись примерно поровну, иногда с некоторым перевесом в ту или иную сторону: половина избирателей отдавала свои голоса так называемым пророссийским партиям и кандидатам, другая половина поддерживала проевропейские силы. Вот и теперь ожидается, что во втором туре разрыв между победителем и проигравшим будет незначительным, примерно 3–5% голосов. В том случае если победителем окажется Додон, правые, вне всякого сомнения, выведут своих сторонников на улицы.

Проблема состоит в том, что в отличие от президента Белоруссии Александра Лукашенко Игорю Додону нечего предъявить в качестве своих достижений. В Молдавии практически нет промышленности. Сельское хозяйство в упадке. Все наследие советского периода было разграблено и проедено в 90-е годы. Нынешний экономический потенциал Республики Молдова составляет всего около 25–30% от того, чем располагала Молдавия в 1991 году.

За четыре года пребывания Додона на посту главы государства, по существу, ничего не изменилось. Попытка приписать себе победу над всесильным некогда олигархом Владом Плахотнюком в июне прошлого года вызвала лишь саркастические комментарии в СМИ и социальных сетях. Всем в Молдавии известно, что Плахотнюк бежал из страны в результате так называемой революции послов, когда посол США Дерек Хоган и спецпредставитель России по экономическому сотрудничеству с Молдавией Дмитрий Козак ясно обозначили позицию великих государств: Республика Молдова – без Плахотнюка.

Силовые структуры в Молдавии малочисленны и слабы. Страна обладает символической армией в 5 тыс. человек. Зато нет недостатка в «полководцах»: один генерал приходится на 70 солдат. Более или менее профессиональны силы МВД. Но и они вряд ли будут способны справиться с массовыми волнениями. Впрочем, дело даже не в малочисленности и слабости силовых структур, а в способности и решимости власти защитить себя и отстоять выбор своих избирателей.

Очевидно, что Игорь Додон – не Александр Лукашенко. Во всяком случае, невозможно его представить в критической обстановке с автоматом наперевес рядом с подразделениями полиции и армии. Но в Ростове, где коротает свои дни бывший президент Украины Виктор Янукович, представить его можно вполне.

Между тем правые настроены решительно. В лагере правых партий царят воодушевление и надежда, что итоги выборов можно будет «переиграть» с помощью улицы, если результат их не устроит.

Есть еще одна серьезная проблема, которая усложняет картину. Дело в том, что предстоящие выборы не обладают необходимой легитимностью. Пришедшая на смену Партии коммунистов в 2009 году правая группировка, не желая терять власть, подмяла под себя законы, в том числе и Конституцию. Все эти махинации привели к тому, что пять лет назад Молдавия попала под власть олигарха Плахотнюка, который подчинил себе все государственные учреждения, в том числе президента, правительство, парламент, Конституционный суд. Молдавия стала «захваченным государством» – статус, который в 2015 году она получила с подачи главы Совета Европы Турбьерна Ягланда.

4 марта 2016 года Конституционный суд, по указанию Плахотнюка, превысив свои полномочия, незаконно изменил правила и постановил, что глава государства будет избираться не в парламенте, как раньше (в 2000 году парламент Молдавии отменил прямые президентские выборы, взяв эту функцию на себя), а всенародно. Тогда это ему было необходимо для сохранения контроля над государством. По этим правилам был избран «президент» в 2016 году. По этим же правилам должны пройти выборы 1 ноября.

В июне прошлого года совместными усилиями России и США Плахотнюка удалось отстранить от власти. Он обосновался в Майями, но связи со своими сторонниками не прерывает. К тому же вопреки ожиданиям новые власти не освободили государственные институты от захвата, не очистили их от людей Плахотнюка. Сохранились все действовавшие при олигархе коррупционные и теневые схемы и связи.

Именно поэтому президентские выборы носят деструктивный характер. Они вовлекут общество в очередной виток конфронтации. Главные кандидаты, как и ранее, будут раскалывать общество по линии «Восток – Запад». Тот, кто одержит победу, станет таким же полулегитимным главой государства, каким четыре года был Игорь Додон. Ни одна насущная проблема страны – коррупция, бедность, стагнация, депопуляция, проблемы с пандемией и многие другие не будет решена. И это еще более усилит разочарование людей.

Бессмысленные и незаконные президентские выборы усугубляют угрозу размывания молдавской государственности, представление о том, что Республика Молдова не способна быть суверенной и независимой, что она – «несостоявшееся государство». Различные социологические опросы свидетельствуют: число тех, кто не верит в будущее Молдавии и выступает за ее объединение с Румынией, в последние годы возросло с уровня маргинальных 5–7 до 25%. И причина роста сторонников идеи unirea (объединения) вовсе не в том, что она так уж привлекательна для людей (в этом плане как раз все наоборот), а в глубоком разочаровании в политической элите страны, которая погрязла в коррупции, скандалах, кумовстве и клановости.

Сегодня в мире отношение к нерушимости границ нельзя назвать столь же щепетильным и трепетным, каким оно было после окончания Второй мировой войны. И тем более после подписания в 1975 году Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Примеры перекройки границ последнего времени хорошо известны – Косово, Крым, Абхазия, Южная Осетия.

Нетрудно догадаться, глядя на политическую карту, к каким колоссальным потрясениям и тектоническим сдвигам может привести утрата Республикой Молдовой государственности, если учесть весь комплекс геополитических проблем, связавших в единый узел Молдавию (с Приднестровьем и Гагаузией), Украину, Румынию, Венгрию и Болгарию. У всех этих стран есть потенциальные территориальные претензии друг к другу. Сработает эмоциональный посыл: «Другим можно, а нам нельзя?» Если процесс будет запущен, его не остановят ни Брюссель, ни Вашингтон, ни Москва. 


Зураб Тодуа  – историк, политолог (г. Кишинев)


Источник: Ng.ru
рейтинг: 
doctorneurolog.md
Оставить комментарий
  • Сегодня
  • Читаемое
  • Комментируют
  Источник курса: cursbnm.md