• 16:00 – «Беларусь в течение семи лет может стать членом Евросоюза» 
  • 15:30 – Как долго можно откладывать Приднестровский вопрос? 
  • 15:00 – Илан Шор еще покажет. Как его телеканалы обходят запреты 
  • 14:30 – Кого накажут за сепаратизм? Грозят ли новые статьи УК жителям Приднестровья 

Критическая инфраструктура Украины против энергетического вклада России: “война нервов”

  • 29.11.2022, 15:30,
  • Политика / Аналитика
  • 1 261
  • 0
Критическая инфраструктура Украины против энергетического вклада России: “война нервов”

В течение этой зимы будет вестись ожесточенная „война нервов”. С одной стороны, при содействии Запада Украине необходимо будет обеспечить себе жизнеспособную энергосистему, чтобы суметь эффективно расширить географию контрнаступления. А с другой стороны, России придется обеспечить защиту и устойчивость своего экспорта энергоресурсов вопреки новым санкциям Запада.

Важнейшая энергетическая инфраструктура Украины может стать одной из главных целей российской агрессии на протяжении всей зимы. Отвоевание Херсона украинской армией доказало, что украинский патриотизм в сочетании с западной помощью может привести к безысходности и выводу российских войск. Военная помощь, предоставленная Украине странами НАТО с начала войны (в размере около 40 миллиардов долларов) сыграла существенную роль. К концу ноября 2022 года США и ЕС предоставили военную помощь на общую сумму около 23 млрд евро (IPN, ноябрь 2022). Эта помощь позволяет поддерживать украинский военный потенциал в тонусе, а его непрерывность получит дополнительную ценность. Военная промышленность некоторых стран НАТО сосредоточена на производстве и поставке военной техники советского типа для поддержки украинской армии. Кроме того, наблюдается мощное движение в пользу перехода от добровольных пожертвований Украине со стороны стран ЕС/НАТО к закупкам на основе долгосрочных контрактов (ECFR, ноябрь 2022). В таких условиях непрерывное оснащение украинских сил получит солидные гарантии. Все эти обстоятельства оказывают огромное давление на Россию, которая ради получения хотя бы тактического преимущества решила уничтожить критически важную энергетическую инфраструктуру Украины.

Среди основных целей, заложенных в основу мотивации России уничтожить жизненно важную для украинской экономики и гражданского населения инфраструктуру, подпадающих под квалифицирование как „военные преступления” и „теракты”, можно назвать следующие: 1) ослабление социальной устойчивости среди украинцев через создание или усугубление гуманитарных кризисов, что приведет в том числе к новым волнам беженцев или внутренне перемещенных лиц; 2) повышение материальных затрат для украинского государства, связанных с ремонтом и восстановлением электроснабжения; 3) увеличение потребности во внешней помощи, которая до российских атак на критическую инфраструктуру достигла 400 млрд евро (IPN, ноябрь 2022); 4) обострение условий для украинских вооруженных сил зимой, поскольку внешние субъекты вынуждены отдавать предпочтение военной поддержке наряду с помощью гражданскому сектору (социальная инфраструктура, коммунальные услуги для гражданского населения и т. д.).

Несомненно, Россия стремится к тому, чтобы Киев капитулировал и подписал соглашение, выгодное российским позициям на территории Украины - узаконивание аннексии оккупированных Россией частей внутри украинских Херсонской, Запорожской, Донбасской и Луганской областей, прекращение украинского контрнаступления на юг и восток, а также поиск срочных решений по разблокированию санкций (хотя бы частично). Недавно российский министр финансов Антон Силуанов признал, что якобы находится в процессе рассмотрения возможностей обмена между замороженными российской стороной западными активами и, соответственно, принадлежащими России активами, находящимися под санкциями ЕС в контексте российской войны против Украины (речь идет о почти 60 миллиардах евро). Такие демарши обречены на провал до тех пор, пока российская агрессия не прекратится. В отличие от них, европейские ответственные должностные лица обсуждают девятый пакет санкций (Reuters, ноябрь 2022), который должен последовать за последней волной санкций с начала октября.

В настоящее время ЕС и страны G7 находятся на стадии завершения переговоров об ограничении цен на российскую нефть, хотя внутри ЕС все же существуют противоречивые мнения по поводу предела в 20-30 долларов за баррель (Польша) и 70 долларов (Греция и Мальта). К тому же Еврокомиссия предложила ввести верхний предел в 275 евро за МВтч для природного газа (2974 евро за 1000 м3). В действительности это ограничение предусмотрено как корректирующий механизм против манипуляций России с газом в геополитических целях. На данный момент ограничение на природный газ носит временный характер. Если оно будет принято странами ЕС, то его можно будет осуществить с января 2023. Однако скептики из числа стран ЕС считают, что это ограничение не будет соответствовать цели снижения цены на природный газ. Однако другой лагерь озабочен обеспечением поставок природного газа (Euroactiv, ноябрь 2022), требующего долгосрочных контрактов и, соответственно, минимального вмешательства в ценообразование. Эффективное ограничение цен на нефть и природный газ могло бы несколько сократить влияние российского нефтегазового рычага, используемого против солидарности ЕС с Украиной, с одной стороны, и для финансирования войны, с другой.

Неожиданные последствия уничтожения украинской инфраструктуры

Усиление атак на энергетическую инфраструктуру ухудшило положение мирного населения за линией фронта. На этом негативном фоне материализовались украинские политико-дипломатические усилия по признанию на международном уровне России „террористическим государством”. Парламентская Ассамблея Совета Европы объявила режим в России, то есть тот, который возглавляет Владимир Путин, „террористическим” 99 голосами и одним воздержавшимся со стороны Турции (13 октября), после чего была вынесена резолюция аналогичного содержания, принятая парламентскими делегациями 30 государств-членов НАТО (21 ноября). Последним международным форумом, установившим 494-ьмя голосами „за”, 58-ью „против” и 44-ьмя „воздержавшимися”, что Россия финансирует терроризм, является Европейский парламент (23 ноября). Следующей задачей может стать принятие такой резолюции Генеральной Ассамблеей ООН.

Если уничтожение украинской критической инфраструктуры приведет к масштабному гуманитарному кризису (в том числе по сценарию эпидемиологического кризиса), то Россия рискует получить квалификацию „террористического” режима, включительно в рамках ООН. Последняя резолюция Генеральной Ассамблеи ООН о военных репарациях для Украины набрала 94 голоса „за”, 73 „воздержались” и 14 „против” (14 ноября). В случае предыдущих резолюций по Украине поддержка была выше: а) резолюция о признании территориальной целостности Украины от 12 октября получила поддержку 143 государств (5 - „против” и 35 - „воздержавшихся”); б) за резолюцию от 2 марта о признании российской агрессии против Украины был подан 141 голос „за” (5 - „против” и 35 - „воздержавшихся”).

Таблица: Резолюции по Украине, принятые международными форумами против России

Резолюции против России

Голоса

За

Против

Воздержавшиеся

Генеральная Ассамблея ООН

2 марта - агрессия против Украины

141

5

35

12 октября - украинская территориальная целостность

143

5

35

14 ноября - военные репарации

94

14

73

Резолюции, присвающие России оценку террористического режима

Парламентская Ассамблея Совета Европы

13 октября

99

1

0

Генеральная Ассамблея НАТО

21 ноября

30

Европейский парламент

23 ноября

494

58

44

Источник: Авторская компиляция со ссылкой на www.un.org, www.coe.int, www.nato.int, www.europarl.europa.eu

Риски для России и последствия для регионального энергетического рынка

Россия осознает, что Украина, которая переживет эту зиму, ухудшит российские позиции как на поле боя (Украина), так и в международном плане (Запад). Этот риск имеет очень высокую вероятность, а его воздействие может оказаться фатальным для режима Владимира Путина. Именно по этим причинам федеральный бюджет России на 2023-25 годы скорректирован с целью повышения расходов на силовые структуры и российскую армию примерно на 40-50% (MoscowTimes, ноябрь 2022). Это около 150 млрд евро (примерно 9 триллионов рублей). Увеличение бюджета на „силовые” опоры путинского режима имеет двойной смысл - предотвращение и подавление организованных оппозицией (внутри) возможных массовых протестов и защита оккупированных территорий от украинского контрнаступления (внешне - в Украине).

Стоимость выживания режима растет, а доходы от экспорта энергоресурсов падают из-за западных санкций. Только в октябре Россия недополучила 124 миллиона евро (

7.5 миллиарда рублей) от продажи нефти. Вступление в силу эмбарго на импорт российской нефти морем с 5 декабря 2022 года и вероятность ограничения цены на российскую нефть создадут дополнительные проблемы стабильности платежного баланса. При этом в условиях отрыва ЕС от импорта российского газа российская сторона прогнозирует сокращение экспорта газа примерно на 40% до 2025 г. (205,6 млрд м3 ежегодно в 2021 г. по сравнению с 142 млрд м3, прогнозируемым до конца 2022 года и, соответственно, лишь 125,2 миллиарда m3 в 2023). Это может привести к убыткам в размере 6,3 млрд евро (400 миллиардов рублей), а также к невозможности реализации около 100 млрд м3 из-за вероятной потери европейского рынка.

Для преодоления препятствий в энергетическом секторе, который начинает ощущать на себе жесткие последствия Западных санкций (к которым может прибавиться и девятый пакет санкций ЕС), российские энергетические компании корректируют свои приоритеты для капитальных вложений. Так, концерн „Газпром” утвердил новый инвестпакет на 2023 год стоимостью в 36,5 млрд евро (

или 2,3 триллиона рублей по сравнению с 1.9 триллионов в 2022 году и, соответственно, 1.1 триллиона рублей в 2021). Таким образом, Россия хочет увеличить финансовые ресурсы для диверсификации экспорта природного газа (примерно на 70% в 2023 г. по сравнению с 2022 г.). Предполагается увеличить мощности по производству сжиженного природного газа (СПГ) (Ямал, Якутск и Иркутск) и, соответственно, экспортные мощности по трубопроводам в направлении Китая („Сила Сибири”). Кроме того, Россия планирует поддержать стремление Турции стать региональным „энергетическим хабом” (Reuters, ноябрь 2022). Президент Реджеп Тайип Эрдоган намерен извлечь выгоду из энергетического разрыва между ЕС и Россией, чтобы перенаправить российский газ. Наряду с импортом из Центральной Азии (Interfax, November 2022), Российский газ укрепит роль Турции в транзите евразийского газа на западные рынки. Этот сценарий становится тем более вероятным после того, как в конце ноября концерн „Газпром” косвенно пригрозил сократить экспорт газа через Украину. Россия хочет использовать в качестве предлога тот факт, что Украина хранит на своих складах около 50 млн м3 газа (Bloomberg, ноябрь 2022), который молдавское правительство закупило у оператора „Молдовагаз” (50% принадлежит „Газпрому”) в качестве стратегического резерва.

Возрождение украинской энергетической инфраструктуры - зимний приоритет

10 октября начались авиаудары по объектам украинской энергетики (

IPN, октябрь 2022). С начала войны Россия разрушила около 700 элементов украинской критической инфраструктуры, в том числе энергетических сооружений. До 27 ноября российская сторона провела семь массированных атак, направленных на уничтожение энергетической инфраструктуры Украины. Зафиксировано первое отключение электроэнергии в национальном масштабе (BBC, ноябрь 2022). Хотя только 19 из 70 ракет,  запущенных Россией, обошли систему ПВО Украины, они нанесли наибольшие разрушения с октября и по сей день. 27 ноября дефицит производства в энергосистеме Украины составил около 20%, а поставщики электроэнергии вынуждены ограничивать поставки электричества, чтобы поддержать систему в рабочем состоянии.

Российская атака 23 ноября на критическую инфраструктуру повлияла на работу

трех атомных электростанции (в Нетешине, Вараше и Южноукраинске), находящихся под контролем Украины, которые из-за отсутствия электроэнергии перешли в режим ЧП. Кроме того, Запорожская атомная электростанция (крупнейшая в Европе), которая недостаточно снабжается энергией, подвергается серьезному риску аварии. Она подконтрольна российским военным и используется для сдерживания украинского контрнаступления и для привлечения внимания международного сообщества. В случае негативного сценария проблемой станет не только отсутствие электричества на всей территории Украины (Forbes, ноябрь 2022). Если пострадают все 15 украинских реакторов, то не только гражданам Украины, но и всему населению Европы грозит ядерная катастрофа, которая может оказаться в десятки раз хуже той, что была вызвана Чернобыльской аварией (апрель 1986 года).

В краткосрочной и среднесрочной перспективе ЕС уже объявил о создании в Польше центра сбора пожертвований от ЕС и стран G7 на ремонт и перезапуск энергетической инфраструктуры (

UE, ноябрь 2022), уничтоженной атаками ракет, авиации и дронов-камикадзе. ЕС также перенаправил оборудование из Литвы (200 трансформаторов и один автотрансформатор) и Латвии (один автотрансформатор), в том числе 40 генераторов для малых и средних больниц (из европейских запасов „rescEU”, расположенных в Румынии). В долгосрочной перспективе Украина планирует построить с помощью США малый модульный реактор (SMR, то есть ММР). По некоторым оценкам, ММР обойдется примерно в один миллиард долларов, а для замены атомной электростанции, подобной той, что работает в Украине, потребуется как минимум 6 малых модульных реакторов (Unian, ноябрь 2022).

Помимо восстановления критически важной инфраструктуры, необходимо поставить достаточное количество противоракетных комплексов, а также продолжить усилия по подготовке гражданского населения к рискам отключений электроэнергии в зимнее время. Украинские власти дают специфические

для населения рекомендации по обеспечению альтернативными источниками электроэнергии и освещения (генераторы, фонарики, свечи, спички и др.), продуктами питания (консервы и др.), медикаментами и вещами (одеялами, теплой одеждой, спальными мешками и др.). Украинский опыт необходимо перенести и на соседние государства, пострадавшие из-за отключения украинской энергосистемы, такие как Молдова (где центральная власть пока пренебрегает вопросами, связанными с подготовкой гражданского населения).

Вместо выводов…

Российские атаки на важнейшую украинскую инфраструктуру подчеркивают, что возможности России сужаются. Поэтому предпринимаются попытки использовать зиму для получения тактического преимущества против украинского контрнаступления. Поскольку санкции Запада бьют по экспорту российского нефтегаза, сокращение бюджетных поступлений, в свою очередь, ослабляет российскую военную машину. Это побуждает Россию атаковать элементы украинского энергетического сектора с повышенной жестокостью.

Этой зимой развернется ожесточенная „война нервов”. С одной стороны, при содействии Запада Украине необходимо будет обеспечить себе жизнеспособную энергосистему, чтобы эффективно расширить географию контрнаступления. А с другой стороны, России придется обеспечить защиту и устойчивость своего экспорта энергоресурсов к новым Западным санкциям.

Этот анализ осуществлен для немецкого фонда имени Ханнса Зайделя и Информационного агентства IPN.



Дионис Ченуша


Источник: Ipn.md
рейтинг: 
doctorcoropceanu.md
Оставить комментарий
  • Сегодня
  • Читаемое