• 16:00 – Александру Плэмэдялэ: «В Бухаресте я пропаду, как собака на ярмарке» 
  • 15:45 – Семья из Кишинева, сорвавшая джек-пот почти в 2 миллиона леев, сегодня собирает деньги на лечение сына: «Нам слишком завидовали» 
  • 15:30 – Пропагандистская политика, проводимая румынскими властями через Википедию 
  • 15:15 – Пятижды отставленная от руля левая «рука Москвы» Додон 

Чьи интересы защищал Серджиу Чокля?

  • 28.11.2018, 15:45,
  • Аналитика
  • 2 945
  • 0
Чьи интересы защищал Серджиу Чокля?

После того, как утихли аплодисменты и иссяк поток благодарности в адрес президента НБМ Серджиу Чокли в связи с его заявлением о своей отставке, можно разобраться по существу – а что же было сделано под его руководством Национальным банком Молдовы за два с половиной года?

С чем он пришёл в НБМ?

11 марта 2016 г. парламент РМ утвердил по предложению спикера Андриана Канду кандидатуру Серджиу Чокли на пост президент НБМ (по результатам конкурса, в котором приняли участие девять человек). Новый руководитель (является гражданином трёх стран – Молдовы, Румынии и Франции) приступил к работе 11 апреля. За его плечами был 17-летний опыт работы в банковско-финансовых учреждениях за рубежом. До своего назначения он работал с 1998 г. в структурах французского банка BNP Paribas во Франции, Великобритании, США и России. Ему дали рекомендации известные финансисты, в том числе бывший директор-распорядитель МВФ Жак де Ларозьер и экс-президент ЕБРР, а с 2014 г. – председатель совета директоров BNP Paribas Жан Лемьер.

Выступая в парламенте во время своего назначения, Чокля назвал свои главные приоритеты во главе НБМ. В их числе – снижение базовой ставки, повышение доступности кредитов для физических лиц и исправление ситуации в банковско-финансовой системе страны. С парламентской трибуны он заявил: «После долгих лет работы за рубежом я решил вернуться в страну, чтобы способствовать её развитию. Я не хочу работать за границей в качестве представителя беднейшей в Европе страны, а хочу способствовать развитию Молдовы».

Что удалось?

В первую очередь нынешнему президенту НБМ ставится в заслугу восстановление доверия внешних доноров. Директор Центра стратегических исследований и реформ Галина Шеларь по этому поводу заметила: «Что касается международных структур, если честно, я ещё ни разу не видела, чтобы они публично сказали, что они не довольны, особенно, если человек подаёт в отставку. Они – дипломаты и другого сказать не могли. Наверное, это - правильно».

Конечно, хорошо быть с внешними структурами в нормальных отношениях, но, наверное, для развития страны это – не самое главное. Помнится, в начале 2000-х годов у Молдовы не было финансирования от МВФ, но мы это пережили, и даже экономика неплохо развивалась. Тем более что далеко не всегда условия Международного валютного фонда отвечают национальным интересам стран, которым они помогают. Помнится, и у нас они всегда критиковались, т.к. очень трудно вспомнить примеры успешного развития стран, которые жили по указке МВФ.

Также в его активе, по мнению многих, - привлечение новых акционеров в два крупнейших банка и достижение прозрачности акционеров. «Изменился состав акционеров в двух так называемых «проблемных» банках, - продолжает руководитель Центра. - То, что в прессе появились названия этих компаний, может быть, тем, кто интересуется банковской сферой, эти названия, помимо ЕБРР, что-то говорят. А остальным клиентам этих банков что-то известно? У меня нет уверенности в том, что иностранные акционеры обязательно лучше, чем местные». Особенно тогда, когда покупают за бесценок (по оценкам экспертов, в десять раз дешевле) акции крупнейшего банка страны – Moldova-Agroindbank-а. Очевидно, при активном содействии президента НБМ.

Кстати, арестованный мажоритарный пакет акций третьего «проблемного» банка пока не сменил акционеров, однако нельзя сказать, что это мешает ему нормально работать. А то, что произошло, на деле означает контроль иностранцами национальной банковской системы. Может ли государство быть независимым в таком случае?

Кроме того, когда произошла кража века – миллиарда долларов из трёх банков (Banca de economii, Banca Socială и Unibank), все знали, какую роль в них играл бизнесмен с сомнительной репутацией Илан Шор, однако «прозрачность» не помешала ему провернуть эту криминальную комбинацию. Дело как раз было в другом – в том, что все, кому положено (в первую очередь в Национальном банке Молдовы), об этом знали и так или иначе способствовали краже века. Что сделал господин Чокля для завершения расследования банковской кражи? Возможно, что-то сделал, но широкой публике об этом не известно.

Ещё одна заслуга, по мнению самого президента НБМ (назвал на последней пресс-конференции), - создание новой правовой базы для правильного функционирования банковской системы. Имеется в виду внедрение требований третьей части Базельского соглашения («Базель III»). Однако некоторые из его положений и так постепенно вводились в молдавское банковское законодательство, например, то, что касается требований к капиталу банков.

В банковской среде теперь говорят о том, что у них есть много денег, но НБМ создал такие условия кредитования, что коммерческие банки не могут выдавать кредиты. Существует длинный перечень требований, который клиенты не могут пройти, чтобы получить финансирование. Поэтому значительная часть доходов банков - от покупки государственных ценных бумаг и комиссионов за обслуживание денежных переводов от гастарбайтеров. А они должны были бы жить за счет кредитования, развивая молдавскую экономику.  

Также Серджиу Чокля считает, что под его руководством НБМ удалось преодолеть последствия кризиса в банковской системе. Ну это, прямо скажем, сильно преувеличено.

То есть Нацбанк за последние два с половиной года сконцентрировал своё внимание на инфляции, внедрении «Базеля III» и акционерах в трёх банках. А в том, чтобы улучшить условия кредитования бизнеса, о чём просили предприниматели на встречах с главой НБМ, почти ничего не было сделано. Создаётся впечатление о том, что таргетирование инфляции и соответствие требованиям МВФ – это самоцель нашего центробанка, в отрыве от того, что происходит в экономике.

По мнению некоторых экспертов, при Чокле особенно жёстко проявилось стремление его западных учителей «зажать» молдавские коммерческие банки таким образом, чтобы они вместо того, чтобы участвовать в развитии бизнеса, способствовали росту в стране числа «рантье» и возврату на Запад заработанной молдавскими экспортерами и гастарбайтерами иностранной валюты под предлогом увеличения «резервов НБМ».

Что нужно экономике на самом деле?

Чтобы экономике хватало денег. Удивляет то, что главный регулятор в банковской системе не интересуется таким показателем, как уровень монетизации экономики. На пресс-конференции в мае 2017 г. автор этих строк задал господину Чокле об этом вопрос. На тот момент этот показатель был на уровне 34,5% при норме 50-100%. По итогам 2017 г. – 35,2%.

Для справки: уровень монетизации экономики рассчитывается как отношение денежного агрегата М2 (всех денег в обращении и всех видов депозитов в национальной валюте) к объему ВВП, умноженное на 100%. То есть если 53 млрд леев (денежная масса за 2017 г.) разделить на 128 млрд леев (ВВП за 2017 г.) и умножить на 100%, то получается уровень монетизации экономики в Молдове в 2017 г. 35,2%. В развитых странах он - от 60% и выше.  

Уровень монетизации экономики говорит о том, что только 35,2% экономической деятельности в Молдове обслуживается деньгами. Это значит, что экономике не хватает денег в национальной валюте. Однако президент Нацбанка ответил, что он не знаком с этими цифрами, и на первый взгляд они ему кажутся некорректными. Тем не менее данные по М2 взяты с сайта НБМ, а объем ВВП – это информация Национального бюро статистики.

Дешёвые длинные ресурсы

Дефицит денег в экономике приводит к тому, что у бизнеса нет денег для нормального воспроизводства капитала. А в это время норма обязательных резервов по привлеченным средствам в молдавских леях и в неконвертируемой валюте составляет 42,5% от расчетной базы, т.е. почти половину средств банки должны замораживать в НБМ. А оставшиеся ресурсы по-прежнему достаточно дорогие для кредитования бизнеса. Средневзвешенные ставки по вновь выданным кредитам в октябре 2018 г. в национальной валюте составили 9,01% (на 0,87 п.п. меньше, чем в октябре 2017 г.), в валюте - 4,48% (на 0,36 п.п. меньше). Для серьезных инвестиционных проектов нужны длинные деньги, а они у нас стоят ещё дороже – 9,48% на срок более пяти лет.

В октябре 2018 г. из общего объёма выданных кредитов в 932,6 млн леев почти половина пришлась на предприятия торговли, 20% - на сельское хозяйство, 12% - на пищевую промышленность и 2% - на промышленность. Однако основу экономики развитой страны составляет промышленное производство. Если промышленность не кредитуется, то её нет.

Странно, что НБМ не беспокоит высокий уровень процентных ставок по выдаваемым кредитам. Портал NOI.md задал главе регулятора вопрос - что предпринял и намерен предпринять Национальный банк, чтобы в нашей стране можно было брать долгосрочные кредиты под низкие проценты: для предпринимателей – под 3-4% на 10 лет, а для семей – под 3-5% на 25 лет? Серджиу Чокля в общем интервью для СМИ ответил так: «Рискую разочаровать вас, но основная задача Национального банка заключается не в снижении процентных ставок по кредитам, а в обеспечении стабильности цен. Действительно, следствием борьбы с инфляцией является общее снижение премий за риск и, следовательно, процентных ставок по всем финансовым активам, включая банковские кредиты. Но, если годовой показатель инфляции, установленный НБМ, составляет 5%, указанная вами процентная ставка не реалистична, т.к. она ниже ожидаемого уровня инфляции».

Если следовать логике НБМ, то необходимо учесть, что годовой уровень инфляции в настоящее время составляет 1,2% и как нельзя лучше способствует установлению выгодных для заёмщиков процентных ставок. Почему же тогда базовая ставка зависла на отметке 6,5% (с 5 декабря 2017 г.)? Почему НБМ не пересмотрит её, чтобы дать «зелёный» свет для удешевления кредитов коммерческими банками?

«Лишние» деньги должны работать на нас

Кроме того, НБМ накопил беспрецедентно огромные валютные резервы: по данным на 31 октября - $3 млрд 011 млн., в то время как их сумма должна равняться объему критического импорта товаров и услуг за три месяца ($1,4 млрд). «Лишние» деньги (более $1,6 млрд) не только не работают в молдавской экономике, но они даже не находятся в нашей стране. То есть они обслуживают экономику других государств. А для чего тогда правительство берёт кредиты у МВФ? Международный валютный фонд в ноябре 2016 г. одобрил программу финансирования для Молдовы на 2017-2019 гг. общей стоимостью 129,4 млн. специальных прав заимствования, что было эквивалентно примерно $178,7 млн. – совсем не много, по сравнению с валютными резервами на тот период времени. Но нам это зачем, когда у нас и так избыток валюты?

Страны, которые сотворили экономическое чудо, направляли свои деньги на рост объёма производства, повышение его эффективности и освоение новых технологий. Похоже, что Молдове не нужен экономический прорыв. В таком случае, чьи интересы обслуживает Нацбанк?

Нужна согласованная работа госструктур

Согласно Закону о Национальном банке Молдовы, основными задачами нашего центробанка являются обеспечение и поддержание стабильности цен.

- Но для того, чтобы уровень цен находился под контролем, у нас нет никакой регуляторной базы, с помощью которой можно было бы повлиять на процесс ценообразования в стране, - говорит Галина Шеларь. - Поэтому с учётом того, что товары народного потребления у нас в основном импортируются, НБМ, косвенно отвечая за образование цен, вынужден держать валютный курс так, чтобы он был более приемлемым для импорта. Особенно в зимнее время, когда большие объемы экспорта проблематичны. 

Другой вопрос (проблема в той или иной степени сложности существовала всегда) заключается в том, что Нацбанк занимался своими делами, Минфин - своими, а Министерство экономики пыталось заниматься экономикой. У нас были попытки соединить деятельность всех трёх госструктур в середине 2000-х годов, когда начиналась работа над проектом бюджетно-налоговой и таможенной политики на три года. Тогда к прогнозам этой рабочей группы относились серьезно.  

В том документе была попытка совместить три политики – фискальную, монетарную и бюджетную и объединить её через Минэкономики в общее видение макроэкономической ситуации в стране. В настоящее время такого общего видения я не вижу. Есть политика, которую проводит Минфин, Нацбанк и где-то есть экономика, которая пытается выжить в условиях не очень гармонизированной монетарной и фискальной политики, - считает директор Центра стратегических исследований и реформ.

Кража миллиарда должна быть раскрыта

«НБМ не только был обязан посодействовать раскрытию кражи миллиарда, но это - и его прямая обязанность, потому что допустить такое – не просто топить лодку, в которой они сидят, это - беспрецедентная для страны ситуация и скверная история с долгоиграющими последствиями, - полагает доктор экономики Татьяна Ларюшина. – То, что это было совпадение каких-то интересов с чистым мошенничеством, на которое повелись некоторые не очень устойчивые политики, говорит о том, что у нас очень слабые и неэффективные институты. Такие операции могли произойти именно в стране, где НБМ не является независимым регулятором».

Нужна адекватная денежно-кредитная политика

Президент НБМ в своём последнем выступлении перед прессой представил основные положения для разработки стратегии НБМ на ближайшие три года. В их числе значится оптимизация денежно-кредитной политики. Однако, если в ней не будут учтены перечисленные проблемы, вряд ли ситуация в экономике улучшится.

Под руководством Серджиу Чокли была начата реформа в банковском секторе. Его преемнику предстоит её продолжить. «Далеко не все центральные банки ввели через законодательное поле «Базель III», - отмечает Галина Шеларь. - Готова ли наша банковская система к тому, чтобы был введен контроль его реализации? Нацбанк провёл первый этап изменений по двум коммерческим банкам. Хочется верить, что преемник сумеет завершить реформу на её самом сложном этапе – четкой реализации на практике. Здесь всё зависит от того, кто будет преемником. Поскольку парламент поставлен в сжатые сроки, будет ли соблюдена процедура назначения нового президента НБМ, т.к. нужно провести конкурс? У нынешнего состава парламента этого времени нет».

Возможно, Серджиу Чокля будет исполнять обязанности главы Национально банка до начала работы нового состава парламента, выборы в который должны состояться в феврале 2019 г.

Ангелина Таран


Источник: Noi.md
рейтинг: 
Оставить комментарий
  • Сегодня
  • Читаемое
  • Комментируют
  Источник курса: cursbnm.md
Мы в соцсетях
  • ОK.ru
  • Facebook
  • Twitter
 
 
Новости в Молдове - «ALFA News - Media Group»
Группа Facebook · 23 участника
Присоединиться к группе
В группе "Новости в Молдове - «ALFA News - Media Group» " публикуется все новости Молдовы и в Мире. Приглашайте в группу своих друзей из Facebook, Дел...