• 12:30 – Кишинев изобретает самокат. Почему всех бесят электросамокаты на улицах, и что с ними делать 
  • 12:00 – По расчетам, для достойной жизни работник должен получать 18550 леев 
  • 11:30 – MAIB готовится выйти на IPO. Платон грозит блокадой 
  • 11:00 – Не все медики, заразившиеся COVID на работе, получили обещанные пособия 

Журналисты из четырех медиаучреждений говорят о проблеме доступа к информации

  • 14.09.2021, 15:00,
  • Общество
  • 484
  • 0
Журналисты из четырех медиаучреждений говорят о проблеме доступа к информации

Репортерам до сих пор нелегко получать доступ к информации, представляющей интерес для общественности. Журналисты из многих медиаучреждений жалуются на это. Отказ высокопоставленных лиц общаться с журналистами и быстро сообщать сведения, утаивание информации, представляющей интерес для общественности, оставшиеся без ответов запросы информации – это лишь несколько путей, с помощью которых журналистам мешают получать информацию.

В результате, как они утверждают, медиаучреждения не могут оперативно сообщать общественности информацию, предоставлять подробности и соответствующие доказательства того, как тратятся государственные средства, сведения о случаях коррупции, о проблемах в судебной системе, в системе образования или здравоохранения, о выгодах, которые некоторые чиновники получают благодаря государственным средствам, и о других нарушениях закона.

Ниже мы расскажем истории четверых журналистов с TV8, E-Sanatate.md, Moldova Curată и из ассоциации Media-Guard, связанные с проблемой доступа к информации. ZdG проанализировала сложности, о которых журналисты сообщили на сайте www.mediaguard.ngo, принадлежащем ассоциации Media-Guard. Эта неправительственная организация следит за прозрачностью органов государственной власти, за ответами властей на журналистские расследования и на раскрытие коррупции и нарушения прав человека.

Мариана Рацэ, ведущая телепередачи Cutia Neagră на TV8: «Это вид цензуры против журналистов»

Проблема доступа к информации касается всех журналистов, а особенно журналистов-расследователей. Когда репортеры отправляют вопросы или запросы информации, а чиновники или госучреждения понимают, что эту информацию будут использовать в расследованиях против них, они мало расположены к тому, чтобы сообщать информацию. Одни госучреждения почти никогда не отвечают, а другие – отвечают с большим опозданием.

У нас был такой случай с Министерством здравоохранения. В прошлом году, примерно в октябре, мы отправили ему запрос информации, чтобы нам сказали, как были потрачены деньги во время пандемии, и какие покупки были сделаны для системы здравоохранения. Мы получили ответ лишь в феврале этого года. Министерству потребовалось почти полгода, чтобы ответить, хотя мы периодически настаивали и грозили им судом.

Другой случай, который тоже занял много времени, был связан с запросом, отправленным нескольким министерствам и правительству. Мы попросили показать нам финансовые отчеты и зарплаты начальников государственных предприятий. Ответ на этот запрос пришел через 3 месяца. Они сообщили, что необходимо собрать информацию, и это займет много времени. Таким было их оправдание. Разумеется, они сильно превысили срок, предусмотренный законом.

Все очень сложно, потому что иногда из-за этого приходится откладывать расследование. В случае передачи Cutia Neagră расследования должны выходить каждую неделю. Иногда мы вынуждены публиковать расследования, не дождавшись ответа, если речь идет только о нескольких уточняющих вопросах, и у нас есть часть информации. Это значит, что расследование неполное, и оно было бы гораздо более информативным, если бы мы получили ответы. В других случаях нам приходится отказываться от темы, пока не придут ответы. Это вид цензуры против журналистов. Когда вы отказываетесь предоставлять информацию журналистам, на самом деле вы вынуждаете их игнорировать тему, которую они хотят раскрыть.

Доступ к информации – это право и важный инструмент гражданина и СМИ, помогающий контролировать деятельность госучреждений. К нему, как и к любому другому праву, следует относиться уважительно, а нарушение права на доступ к информации стоит наказывать так же, как полиция наказывает водителей, проезжающих на красный свет.

Елена Чонина, координатор платформы E-Sanatate.md: «Многие ответы приходят с опозданием, когда они уже не актуальны»

Во-первых, большая проблема заключается в том, что просто так нам не дают любую, даже очень банальную информацию. Как правило, нас отправляют в пресс-службу, а пресс-служба, конечно, говорит нам оформлять запросы для любых сведений. Например, мы отправили запрос в Министерство здравоохранения, и нам ответили, что мы должны учитывать Закон о подаче петиций, то есть либо подписать и отправить его в бумажном виде, либо отправить с электронной подписью на электронную почту. Это значит, что доступ к информации в сфере здравоохранения – а это достаточно сложная сфера – становится еще более трудным. Я сделала себе электронную подпись, чтобы отправлять запросы и получать ответы, а не только отказы и сообщения о том, что они не станут рассматривать наш запрос информации. Именно это нам сказали – запрос не соответствует законодательным нормам, и поэтому они не будут его рассматривать. И нам пришлось сделать электронную подпись. То же самое произошло с Антикоррупционной прокуратурой, у которой мы попросили сведений о ходе дел, возбужденных в отношении разных чиновников из области здравоохранения. Но не все в редакции могут сделать себе электронную подпись, и поэтому все запросы от репортеров поступают к редактору, а редактор начинает отправлять запросы уже с электронной подписью. На это уходит очень много времени, и мне кажется, что это огромная преграда для доступа к информации, которую они обязаны предоставлять нам, ведь эта информация полезна для общественности и представляет для нее интерес.

Я уже не говорю о том, что многие ответы приходят с опозданием, когда они уже не актуальны, и вы просто теряете тему. Особенно сейчас, при ковиде, нам нужна информация в реальном времени. И когда вам говорят отправить запрос, а ответ приходит через две или три недели – они оставляют за собой право отвечать в течение 20 рабочих дней, – вы теряете тему, и вам приходится вновь и вновь писать запросы. Бывают дни, когда мы занимаемся только этим – пишем запросы для органов в сфере здравоохранения.

Часто так случается, что ответственные лица обижаются на то, что мы выпустили материал, в котором раскритиковали их деятельность. Они нормально не отвечают ни на один ваш вопрос, а когда вы просите информацию, заставляют вас оформлять запросы. Они рассматривают это как свою личную информацию. Когда вы начинаете копать глубже и спрашивать конкретно о деньгах – как их тратят, на что именно, – это почти табу, и они могут спросить: «Зачем вам эта информация? Я могу сообщать ее только директору, менеджеру».

Виорика Захария, редактор портала Moldova Curată: «Мы потребовали оштрафовать Министерство образования за то, что оно без объяснений отказывается предоставлять запрошенную информацию»

10 ноября 2020 года, на следующий день после назначения Лилиии Поголша на должность министра образования, культуры и исследований (МОКИ), портал MoldovaCurata.md отправил в министерство два запроса информации. Один касался бывшего министра Игоря Шарова и процесса переиздания учебников, а второй – возможного мошенничества при ремонте Бельцкого центра передового опыта в сфере общественного питания и переработки пищевых продуктов (CESPA). Я объясню в хронологическом порядке, что было дальше:

11 ноября 2020 года. Мы позвонили в пресс-службу МОКИ, и там подтвердили, что запросы были получены и сейчас «обрабатываются».

30 ноября 2020 года. Увидев, что ответ не приходит, мы отправили в МОКИ электронное письмо и напомнили, что мы ждем информации, запрошенной в двух документах.

7 декабря 2020 года. Мы отправили в МОКИ еще одно электронное письмо следующего содержания: «Прошло уже 20 рабочих дней с тех пор, как портал MoldovaCurata.md отправил Министерству образования, культуры и исследований два запроса информации. По закону, на эти запросы должны ответить в течение 15 рабочих дней. Поскольку, к сожалению, мы уже несколько дней не можем связаться с пресс-службой министерства – никто не отвечает ни по одному из номеров телефона, указанных на веб-сайте, – чтобы узнать, как обстоят дела с этими запросами, мы уже во второй раз просим вас как можно скорее ответить на наши запросы информации. Мы хотим избежать использования законных средств наказания министерства за несвоевременное предоставление информации». К вечеру того же дня мы получили копии документов, которые мы попросили в первом запросе, от Евгения Абашева, специалиста в финансово-административном отделе МОКИ.

8 декабря 2020 года. Мы отправили электронное письмо, попросили остальные документы из первого запроса и повторно отправили второй запрос. Мы сообщили министерству, что так и не получили ответа на второй запрос (о центре передового опыта). Нам сразу же прислали оставшиеся документы, и Евгений Абашев написал, что его коллега Сергей Бучумаш готовит ответ на второй запрос. Мы позвонили Бучумашу, и он сказал, что он «давно» приготовил ответ и отдал его на подпись начальству.

15 декабря 2020 года. Мы поговорили по телефону с Дойной Гафенку, врио начальника пресс-службы, и она также сказала, что ответ готов, но его должны подписать и отправить.

22 декабря 2020 года. Мы опять отправили сообщение в МОКИ: «К сожалению, мы так и не получили ответа, который вы обещали еще на прошлой неделе. Мы настоятельно просим вас предоставить информацию, запрошенную у Министерства образования 10 ноября 2020 года».

25 декабря 2020 года. Мы отправили заявление в полицию через «Почту Молдовы» и попросили наказать МОКИ штрафом за непредоставление ответов, на основании Кодекса о правонарушениях и Закона о доступе к информации.

Январь 2021 года. Хотя мы уже подали заявление в полицию, мы продолжили звонить в МОКИ и просить ответов. Во время одного из звонков Дойна Гафенку сказала: «Я лишь могу вам сказать, что за этот запрос отвечает Ольга Шога, начальник финансово-административного отдела». Она дала нам номер ее стационарного телефона, но в последующие дни никто не ответил на звонки. Мы так и не смогли связаться с Ольгой Шога.

Февраль 2021 года. Офицер из Буюканского ИП муниципия Кишинева сообщил нам, что заявление было принято.

15 февраля 2021 года. Мы получили запрошенный ответ, спустя более 3 месяцев с подачи запроса. Это произошло после того, как офицер полиции Виталий Вамеш отправился в МОКИ, рассказал о поданном заявлении и попытался найти людей, ответственных за подготовку ответа.

1 марта 2021 года. Мы отправили полиции сообщение с пояснениями по поводу заявления, отправленного 25 декабря 2020 года.

3 марта 2021 года. Автора заявления пригласили в офис Буюканского ИП для дачи показаний в качестве потерпевшей стороны в результате действий МОКИ. В то время полиция выяснила, что в непредоставлении информации была виновата Ольга Шога, начальница финансово-административного отдела МОКИ. Один раз она отказалась явиться в полицию на допрос. Позднее, как сообщила полиция, Ольгу Шога дважды вызывали по уставу, но она отказалась явиться на допрос.

24 апреля 2021 года. Буюканский ИП сообщил нам, что в отношении Ольги Шога был составлен протокол в ее отсутствие, и ей был выписан штраф за правонарушение в размере 29 условных единиц, то есть 1450 леев.

Кристина Леу, стажер в ассоциации Media-Guard, после первого контакта с органами власти в качестве журналистки: «Мне нечего вам сказать»

При первом общении с властями в качестве журналистки я получила ряд отказов в ответах на вопросы, связанные с растратой государственных средств. Когда я обращалась к ним, я получала ответы вроде «Я очень загружен» или «Мне нечего вам сказать».

Я почувствовала сопротивление государственных чиновников, когда хотела поговорить с ними на темы, представляющие интерес для общественности. Наверное, они не хотели, чтобы мы привлекали внимание граждан к этим темам. Я также столкнулась с бюрократией этой системы, когда на каждом шагу меня просили отправлять официальные запросы информации, даже чтобы задать два вопроса чиновнику. Когда я спросила, для чего нужен запрос информации, представительница пресс-службы сказала мне, что необходимо «проверить, одобрит ли министр интервью».

Сначала я решила пойти в госучреждения и заснять ответы как минимум пятерых министров или директоров агентств, упомянутых в моем расследовании. Меня воодушевляла идея, что я впервые как журналистка буду общаться с несколькими руководителями госучреждений. Но они не были так же воодушевлены общением со мной. Один за другим они отказывались снимать короткие интервью. Чиновники объяснили, что они загружены или не хотят разговаривать на эту тему. В конце концов, я получила пять отказов по телефону.

Я была разочарована, поскольку я намеревалась получить желаемые ответы напрямую от властей, чтобы мой материал был полным и включал мнения всех упомянутых лиц. Когда я настаивала на том, чтобы получить ответы хотя бы по телефону, одна из министров сказала: «Девушка, я еще раз вам говорю, что мне нечего добавить…». После разговоров с более опытными коллегами-журналистами я узнала, что они тоже много раз сталкивались с отказами государственных чиновников в предоставлении информации. Так я поняла, что доступ к информации – это вызов для многих журналистов Республики Молдова.

Я воспринимаю этот опыт как первый практический урок в области журналистики. Я поняла, что тема была выбрана удачно, когда представители государственной власти уклонялись от ответов и отказывались рассказывать подробности о растрате денег граждан.

Этот первый помог мне понять, что зачастую журналист прилагает гораздо больше сил, чем кажется, если взглянуть на конечный материал. За видеорасследованием может быть много звонков, отказов в общении или запросов информации, оставшихся без ответа. В результате этого опыта я усвоила урок: не следует реагировать эмоционально и нужно понимать, что чиновники отказываются от рассматриваемой темы, и их отношение почти или вообще не связано со мной – журналистом, который запросил информацию.

Источник: MediaGuard.ngo

Этот материал был подготовлен в рамках проекта «Мониторинг доступа к информации в местных, региональных и национальных государственных учреждениях»‎, который внедрила общественная ассоциация Media-Guard. Это часть проекта «СМИ в поддержку демократии, интеграции и подотчетности в Молдове» (MEDIA-M), финансируемого АМР США и Британским посольством в Кишиневе и внедренного молдавским Internews и Freedom House. Цель проекта – развитие независимых и профессиональных СМИ и создание медиасектора, более устойчивого к политическому и экономическому давлению. Общественная ассоциация отвечает за содержание этого материала, и оно может не совпадать с мнением Соединенного Королевства, АМР США или Правительства Соединенных Штатов.


Анатолий ЕШАНУ


Источник: Zdg.md
рейтинг: 
doctorneurolog.md
Оставить комментарий
  • Сегодня
  • Читаемое
  • Комментируют
  Источник курса: cursbnm.md