• 16:00 – Куда Россия вывозит украденное в Украине зерно? 
  • 15:30 – В Молдове больше нет неприкасаемых 
  • 15:00 – Журналист RISE: «Прокремлевские лидеры оккупированного Приднестровья прикрываются паспортами Украины» 
  • 14:30 – Госуниверситет физвоспитания выступает против поглощения образовательного учреждения 

Республика Молдова между захваченным государством и новой олигархией

  • 17.06.2022, 15:30,
  • Политика / Аналитика
  • 1 293
  • 0
Республика Молдова между захваченным государством и новой олигархией

В этих условиях у ПДС остается только одно решение - создание широкого политического фронта поддержки европейских реформ путем привлечения политических представителей других партий, но обладающих опытом и реформирующей политической волей. Дальнейшее сохранение партийного политического эгоизма будет иметь фатальные последствия как для самой ПДС, так и для европейского пути Республики Молдова

Недавно исполнилось 3 года с момента утверждения на заседании парламента 8 июня 2019 года исторической Декларации о признании пленного характера Республики Молдова. Подписанты декларации, 61 депутат, представляющие три парламентские фракции – 35 депутатов-социалистов, 14 из фракции ПДС и 11 из фракции ДА обнаружили, что „государственные и юридические институты страны были захвачены”, что свидетельствовало о том, что все граждане Республики Молдова „задушены эндемичной коррупцией, незаконными кражами и приватизацией общественного блага, полным контролем над судебной системой, осуществляемой олигархией, и многочисленными нападками на права и свободы граждан”. Однако эту озабоченность большинства вновь избранных депутатов парламента не разделили парламентские фракции Демократической партии (ДПМ) и Партии ШОР, которые вместе с независимыми депутатами не проголосовали за это заявление.

Олигархия как наследие советской системы

История возникновения и консолидации олигархического режима в Республике Молдова является давней и не является чисто молдавским изобретением. Давно была подмечена одна закономерность: процесс выхода бывших советских республик из социализма в большинстве случаев происходил посредством установления в новых независимых государствах олигархических политических режимов. В Республике Молдова олигархизация политической жизни началась сразу после провозглашения независимости, хотя на ранней стадии этот процесс еще не имел ясный характер. Консолидация олигархической политической власти произошла в первом десятилетии нового века и усилилась в результате прихода к власти Партии коммунистов во главе с Владимиром Ворониным. Кстати, именно под защитным крылом коммунистов и президента Воронина родился и вырос самый одиозный молдавский олигарх Владимир Плахотнюк.

Но даже твиттер-революция, которая привела к отстранению коммунистов от власти в 2009 году и приходу к власти самопровозглашенных проевропейский партий, не смогла остановить олигархический разгул в политической и экономической жизни республики. Уже к середине второго десятилетия текущего века стало ясно, что история успеха Республики Молдова, как характеризовалась с большой натяжкой на том этапе молдавская реформа европейскими партнерами, подошла к концу. Еще в августе 2015 года генеральный секретарь Совета Европы Турбьёрн Ягланд написал в статье для New York Times, что Республика Молдова является „государством, захваченным олигархами”. Высокопоставленный европейский чиновник предупреждал в 2015 году в контексте кражи миллиарда, что Республика Молдова находится „на краю пропасти”. Ее можно спасти, писал Ягланд, „но сначала это захваченное государство должно быть возвращено гражданам”.

Межолигархическая война вместо антиолигархической войны

Но лечебная реакция на этот политический диагноз опаздывала. Целый избирательный цикл прошел не на фронте антиолигархической борьбы, а в ходе настоящей межолигархической войны, в результате которой было установлено политическое господство режима Плахотнюка. В результате в Республике Молдова произошло глубокое искажение избирательной демократии из-за массового подкупа депутатов, когда 21 декабря 2015 года группа из 14 депутатов от ПКРМ во главе с Виолеттой Иванов неожиданно бросила Воронина и быстро присоединилась к парламентскому большинству во главе с Демпартией Плахотнюка. Процесс политической коррупции продолжился побуждением 8 депутатов ЛДПМ покинуть партию и присоединиться к ядру парламентского большинства ДПМ. В прессе писали о сумме в сотни тысяч евро, уплаченных за подкуп каждого депутата-перебежчика в лагерь Плахотнюка.

В результате, 11 января 2016 года, после сделки с ЛП во главе с Михаем Гимпу, Плахотнюк уже имел неоднородное большинство, которое не отражало результаты выборов 30 ноября 2014 года, а состояло из ДПМ, ЛП, 14 бывших депутатов-коммунистов и восьми диссидентских либерал-демократов, всего 56 депутатов - достаточное число для формирования парламентского большинства.

Следуя логике олигархического захвата власти, парламентское большинство, охваченное коррупцией и шантажом, назначило олигарха Влада Плахотнюка претендентом на пост премьер-министра Республики Молдова. Но всех ожидал сюрприз в лице тогдашнего президента Республики Молдова Николая Тимофти, который категорически выступил против назначения Плахотнюка премьер-министром, сославшись на решение Конституционного суда от 22 апреля 2013 года, в котором говорилось, что в отношении лиц, назначенных на руководящие должности, не должно быть никаких сомнений или подозрений в неподкупности или коррупции. Президент Тимофти сохранил свою позицию, несмотря на заявление парламентского большинства, подписанное Марианом Лупу (ДПМ), Михаем Гимпу (ЛП), Виолеттой Ивановой (СДПМ) и Ионом Баланом (депутатами-либерал-демократами), которые тем самым подтвердили позицию парламентского большинства в поддержку кандидатуры Владимира Плахотнюка и „призвали президента Николае Тимофти принять во внимание волю, выраженную абсолютным большинством” парламента. Но президент Тимофти не сдался.

Захват государства: заключительный этап и герои”

Таким образом, создание олигархического режима Плахотнюка было осуществлено путем назначения премьер-министром Павла Филипа. В течение следующих лет правящая Демократическая партия, в которой сильно доминировал Плахотнюк, проявляла все большую жадность к всеобъемлющему контролю, укрепляя свою квази-абсолютную власть. Осенью 2015 года Плахотнюку удалось свергнуть своего главного соперника и политического конкурента Влада Филата, который был арестован и на которого были возложены крупные хищения общественного имущества, в том числе «кража миллиарда». Спустя год олигархический режим еще больше укрепил свои позиции, продвигая Игоря Додона в качестве президента государства, убежденного и заявленного сторонника России, зависимого от Плахотнюка из-за коррупции. Президент Игорь Додон стал настоящим каботином, оказавшимся между влиянием Москвы и режима Плахотнюка, мишенью шуток, в том числе в России, куда он очень часто наведывался, будучи обвиненным в том, что почти полностью отдал себя на службу Москве и дошел до того, что потребовал в Государственной думе сохранить российские оккупационные войска в Приднестровье.

Вскоре режиму удалось превратить парламент в декоративный институт и подчинить главные государственные институты, установив преданных людей на все ключевые функции. Можно сказать, что ДПМ стала партией-государством, стремясь стать единственной как в тоталитарных режимах. Что касается отношений с президентским институтом, для того, чтобы замаскировать этот неафишированный политический брак ДПМ, прибегала к поддержке подчиненного ей Конституционного суда, широко используя метод краткосрочного отстранения президента с целью навязать ему меры по укреплению собственной власти.

В противовес власти, оппозиция вышла на улицу с сигналом о борьбе против плененного государства и сумела создать и избирательный блок ACUM, состоящий из двух партий. Но результаты парламентских выборов от 24 февраля 2019 года оказались неубедительными для пост-избирательной политической эволюции Республики Молдова. Эти результаты позволили войти в новый парламент трем крупным политическим силам (ПСРМ, ДПМ и блок ACUM) с почти равным количеством мандатов (35, 30 и 26), что сделало их зависимыми в перспективе создания парламентской мажоритарной коалиции. В этой несовместимой политической триаде имел вес и пророссийский вектор, который, желая сохранить свое влияние в Республике Молдова через пятую колонну социалистов, не согласился на ядовитый союз между ПСРМ и ДПМ во главе с олигархом, противником России Владом Плахотнюком, на которого российской прокуратурой было открыто несколько уголовных дел. Тем более у Запада не было причин оказывать политическую поддержку олигархическому режиму. В этих условиях оппозиция заключила временный политический консенсус против Плахотнюка с внешними крупными игроками.

Падение олигархического режима

В этих исключительных обстоятельствах, 3 июня 2019 года в Кишинев с внезапным визитом приехали высокопоставленные эмиссары ЕС, США и России в составе вице-премьера России Дмитрия Козака, европейского комиссара по расширению Йоханнеса Хана, а также директора Управления по восточноевропейским делам Государственного департамента США Брэдли Фредена. Несмотря на то, что встречи трех эмиссаров не были прозрачными, по единодушному мнению, высказанному в Кишиневе, предполагалось, что представители великих держав - России, Европейского Союза и США либо хотели помочь в формировании мажоритарного альянса, либо определить общие черты коалиционного правления. Политические события последующих дней подтвердили данное предположение.

Будучи вынужденным следовать указаниям своих московских кураторов, президент Додон отказывается от политического альянса с ДПМ и создает парламентское большинство с блоком ACUM. Чувствуя себя преданным, Плахотнюк запускает в публичном пространстве видеозапись закулисных переговоров с Додоном, в которых последний появляется как коррумпированный чиновник и российский агент, спровоцировав огромный скандал в обществе. После этого на протяжении семи дней, с 8 по 14 июня 2019 года, в Республике Молдова установилась двойная власть, уникальная в постсоветской истории ситуация.

После недели политической, институциональной и правовой блокады, Конституционный суд отменил все свои решения, принятые с 7 по 9 июня 2019 года, вынесенные под давлением Влада Плахотнюка, и самораспустился. Национальный политический совет ДПМ, созванный на 14 июня 2019 года, решает, после молниеносного визита в штаб-квартиру ДПМ американского посла в Молдове Дерека Хогани и его встречи с Плахотнюком оказаться от власти в стране объявив отставку правительства Филипа. В тот же день лидер ДПМ Влад Плахотнюк покидает Республику Молдова, сигнализируя тем самым о падении олигархического режима, которым он руководил.

Скомпрометирован социалистами и ослабленный отсутствием концепции у ПДС

Свержение олигархического режима Плахотнюка проложило путь к практическому применению положений Декларации о признании плененного характера Республики Молдова. Однако реальность оказалась намного сложнее для процесса дезолигархизации государства. Сначала этот процесс был скомпрометирован социалистами во главе с президентом Додоном. А после победы Майи Санду на президентских выборах 2020 года и ПДС на парламентских выборах 2021 года процесс дезолигархизации Республики Молдова столкнулся с отсутствием четкой концепции этой глубокой реформы. Принимались полумеры, реформа правосудия была не настоящая, было потрачено много драгоценного времени, а вместе со временем истончилось и поддержка ПДС в обществе. Из-за имитации реформы в форме различных неудачных конкурсов по замене людей в должностях, но не способа функционирования коррумпированной системы, общественный имидж политиков, претендующих на реформаторов, пострадал. Как и ожидалось, в этих условиях реформа правосудия, являющаяся ключом ко всем другим реформам, была неэффективной, а резкое ухудшение экономической и геополитической конъюнктуры в мире сделало перспективу реформы правосудия еще более проблематичной.

Отсутствие видения в практическом применении Декларации о захвате государства - документа, имеющего первостепенное политическое значение, привело к упущению возможности применения чрезвычайных мер для проведения реформы в соответствии со ст. 15 Европейской конвенции, которая позволяет приостановить действие определенных правовых положений на территории государства, которое соответствует условиям чрезвычайной ситуации, на определенный период времени, что развязало бы реформаторам руки и привело бы к быстрым результатам в восстановлении правопорядка в Молдове. Неприменение чрезвычайных мер привело к тому, что ПДС отказалась от одного из своих предвыборных обязательств по формированию Чрезвычайной прокуратуры по борьбе с коррупцией, в юрисдикцию которой должны были быть дела о большой коррупции, а также дела о нарушении закона судьями и прокурорами. Если бы такой орган чрезвычайной юрисдикции был бы создан, не было бы скандального дела Стояногло, затягивания дела Шора, дела о Багамских островах, дела Додона и многих других.

Открываем второй круг?

Нынешняя парадигма реформирования правосудия в Республике Молдова, похоже, скопирована с аналогичной модели реформ в Албании, которая длится уже много лет и далека от завершения. Если многочисленные кризисы, охватившие наше государство и общество, не закончатся чудесным образом в ближайшее время, конечно, нынешняя команда ПДС не сможет после следующих парламентских выборов продолжить свою реформаторскую работу. На сегодняшний день все социологические опросы говорят о победе левых антиреформаторских и антиевропейских партий в будущих парламентских выборах.

Отсутствие ощутимых успехов реформ закономерно создает атмосферу безразличия среди многих реформаторов, стимулирует искушение использовать политическую власть в частных интересах. В обществе все чаще появляется информация о том, как новые чиновники используют олигархические коррупционные схемы, среди которых и имена первых лиц в ПДС. Эти слухи кажутся тем более обоснованными, что нет исчерпывающей информации о деструктуризации резонансных мафиозных схем времен Плахотнюка, тем более о судебных решениях по множеству дел.

Очевидно, что провал реформ в правосудии равносилен появлению на политической сцене Республики Молдова новой олигархии, аппетит которой ничем не будет отличаться от олигархии времен Воронина и Плахотнюка. В этих условиях у ПДС остается только одно решение - создание широкого политического фронта поддержки европейских реформ путем привлечения политических представителей других партий, но обладающих опытом и реформирующей политической волей. Дальнейшее сохранение партийного политического эгоизма будет иметь фатальные последствия как для самой ПДС, так и для европейского пути Республики Молдова.



Анатол Цэрану,

доктор исторических наук


Источник: Ipn.md
рейтинг: 
doctorcoropceanu.md
Оставить комментарий
  • Сегодня
  • Читаемое
  • Комментируют
  Источник курса: cursbnm.md